Купить новостройку с отделкой. Где купить однокомнатную квартиру в новостройке? Купить новостройку недорого. Оценка стоимости недвижимости. Какая рыночная оценка недвижимости? Принципы оценки недвижимости. Теплый пол своими руками. Как сделать теплый пол в доме. Монтаж водяного теплого пола. Не включается ноутбук. Скажите почему не включается ноутбук. Ноутбук включается и сразу выключается. Быстрый кредит наличными. Где быстро взять кредит без справок. Оформить быстрый кредит. Топ wow сервера. Где скачать последний клиент wow? Самый лучший сервера world of warcraft. Ленточная пилорама цена. Ленточная пилорама своими руками чертежи. Скачать чертежи ленточной пилорамы. Аренда квартир без посредников. Длительная аренда квартир без посредников и прочих. Аренда однокомнатной квартиры.
+7 (495) 6262157
109012, г. Москва, Новая Площадь, 12

Как сделать высшее образование настоящим


"Никакой "комсомольской работы на православный манер" у нас нет" - зав. кафедрой журналистики и PR на "Русской планете".

Елена Жосул, заведующая кафедрой журналистики и связей с общественностью Российского православного университета (РПУ), кандидат политических наук

Перемены, происходящие в образовании в последние годы, мы с коллегами имеем возможность наблюдать из приемной комиссии. Мы видим, что происходит сегодня с детьми, которые, учась в последних классах школы, оказываются как будто «заточены» исключительно под эту безумную систему состязания по набору необходимых баллов для ЕГЭ.

И порой складывается впечатление, что, «отстрелявшись» на ЕГЭ, дети просто забывают какие-то базовые вещи из школьной программы — они словно стираются у них из памяти. В итоге первый курс в вузе зачастую оказывается посвящен закрашиванию этих пробелов, доставшихся по наследству из школы. Такое ощущение, что ЕГЭ формирует у школьников не системное, а какое-то мозаичное мышление, причем кусочки мозаики разбросаны хаотично.

Отдельный вопрос — изменение учебных стандартов высшего образования, которые приходят в вузы из Минобра и различных профильных ведомств, и вузы вынуждены с этим мириться в известном смысле в принудительном порядке. Стандарты эти меняются год от года, мы все время сейчас живем в стадии переходного процесса — от «лучшего к более лучшему», так сказать. Сформировалось ощущение какой-то странной тенденции к сокращению фундаментальной гуманитарной базы высшей школы: предметы, которые раньше были обязательными, сейчас «разжалованы» в факультативы. В итоге — чувство какой-то обрезанности. И по факту это — лично для меня — оборачивается размыванием норм. Конечно, мы на уровне нашего Российского православного университета стараемся насыщать учебные планы дополнительными курсами по историческим предметам, литературе.

Мы выдаем дипломы государственного образца. Из наших стен на рынок труда выходят сегодня экономисты, юристы, психологи, журналисты, обладающие всеми базовыми знаниями и навыками, установленными для специалистов данных профилей в соответствии с существующими квалификационными стандартами. Но при этом наши выпускники за годы обучения в вузе достаточно близко познакомились с христианской картиной мира, с системой ценностей, существующей в рамках православного мировоззрения. Особенность же наших учебных планов по всем направлениям подготовки состоит в том, что в них, базовых и профессиональных предметах, обязательно присутствуют спецкурсы христианской направленности. В случае с экономикой это курсы, которые касаются христианских принципов ведения хозяйствования, в случае с психологией — представление о личности, о душе в рамках святоотеческой традиции. То есть это взгляд на научную специальность как бы изнутри христианского мировоззрения.

Тут меня могут обвинить в том, что мы-де навязываем нашим студентам определенную идеологию, мировоззренческие принципы. Отнюдь — никакой «комсомольской работы на православный манер» у нас нет, студентов никто никогда не проверяет и не контролирует на предмет верности «заветам партии» и церковным канонам. Но общая атмосфера в вузе, преподавательский коллектив, рабочие программы дисциплин — все разрабатывается и формируется именно в контексте православной культуры. Кроме того, наши студенты отдают себе отчет в том, куда они приходят.

У нас студенты все время общаются с педагогами из числа духовенства. Это и общий ритм жизни вуза, и воспитательный момент, когда центральными точками студенческой жизни становятся актовые дни — дни памяти святого апостола Иоанна Богослова — небесного покровителя РПУ. Университет, можно сказать, живет под его защитой — и это ощущение тоже незримо присутствует и в студенческой, и в преподавательской жизни. Домовый храм Иоанна Богослова под Вязом, на Новой площади, — это место, где по праздникам на литургии собирается весь университет: и преподаватели, и студенты.

Мы как вуз, имеющий государственную лицензию, не имеем права принимать абитуриентов по каким-то конфессиональным ограничениям. Мы не спрашиваем людей при входе об их вероисповедании и как часто они посещают церковь. И у нас учатся в том числе и неправославные студенты — есть и католики, и мусульмане, — учатся молодые люди, относящие себя к Православной церкви лишь по факту крещения. Но ни разу у нас не было конфликтов на религиозной почве. Все чувствуют себя достаточно свободно и комфортно, пребывая при этом в атмосфере православной интеллектуальной жизни. Если говорить опять же про внутреннюю атмосферу, наши студенты по-современному одеты, они свободно себя ведут. Никто не требует, допустим, от девочек носить длинные юбки… То есть они приходят в таких юбках на храмовые праздники, но на лекции все спокойно идут в джинсах, и это никого не смущает, в том числе и батюшек, которые у нас преподают. И это нормально: не выдавливается дух молодежной тусовки, совершенно необходимый для студенчества, потому что здоровое студенчество должно жить в своем энергичном, юном ритме. Но при этом все происходит на церковной площадке.

Очень важно и для образования, и для воспитания то, что РПУ — вуз небольшой. И это дополнительно создает атмосферу семейственности, позволяет проявлять индивидуальный подход к каждому студенту. У нас небольшие учебные группы — в среднем от пяти до десяти человек. Когда к нам приходят приглашенные преподаватели читать курсы, которые до этого несколько лет читали, например, в МГИМО, и я заранее их предупреждаю: «Вы понимаете, что у нас очень маленькая аудитория, и это будет на каждой паре контакт с каждым студентом глаза в глаза?» И они по итогам остаются очень довольны. Каждый студент действительно оказывается на виду, ты как преподаватель имеешь возможность пристально, вблизи видеть и то, как он усваивает материал, и динамику его развития в процессе учебы. Каждый, кто пришел на лекцию или семинар, в обязательном порядке участвует в работе, даже если он не готов.

Наши преподаватели относятся к успехам и неудачам студентов, как к успехам и неудачам собственных детей. Это отношение со-участия, сопереживания за состояние, развитие студента. На мой взгляд, это и есть то самое очень значимое ядро педагогического процесса — когда ты лично инвестируешь собственный интеллектуальный капитал в молодого человека, понимая, что это особое ответственное искусство преобразования доверенной тебе юной личностной структуры, за которую ты несешь ответственность.

А что касается высшего образования, на мой взгляд, одна из самых неприятных перемен, которая с нами случилась, — это разделение на бакалавриат и магистратуру. Сворачивание специалитета по факту обернулось тем, что из высшего образования просто выкинули один год. Все идут на бакалавриат, учатся четыре года и с полным на то правом, подтвержденным со стороны государства, вооружившись дипломом, идут работать. И в конечном счете в сферу труда сегодня по итогам обучения на уровне бакалавриата выходят в известном смысле укороченные специалисты.

Идеальный выпускник нашей кафедры — это современный специалист по медиакоммуникациям, который может пойти работать в любую редакцию, будь то политическая журналистика, бизнес, спорт, IT-технологии. Он сможет почувствовать себя комфортно и свободно везде. Но при этом это будет человек, смотрящий на мир и на выбранную сферу деятельности глазами православного христианина.

Конечно, у нас есть ребята, не определившиеся в своих взглядах, которым православие пока не близко, но просто любопытно, и они хотят еще и потусоваться. Порой они на семинарах задают дерзкие вопросы, в каких-то вещах начинают открыто сомневаться, провоцируют споры — что называется, «троллят», в том числе и по ценностным вопросам. Но обычно преподаватели воспринимают такие вызовы с интересом и поддерживают дискуссии. Студенты при этом могут исследовать все, что угодно, на какую угодно тему размышлять, о чем угодно рефлексировать. Для молодости это абсолютно необходимо — спорить, метаться, искать. Но важно, чтобы они незаметно со стороны педагогов получали в нужный момент правильные ответы.

Недавно на нашей студенческой конференции по медиа и развитию современных СМИ девочка делала такой футурологический доклад про робототехнику и то, как различные технологии сегодня все чаще заменяют те или иные функции человеческого тела и мышления. А мы в итоге вывели наш разговор именно в русло христианской проблематики. Разрушается ли целостность христианской личности вследствие технического прогресса, несет ли последний в себе какие-то этические ловушки? Зависимость человека от смартфона, гаджет как фактическое продолжение человеческого тела — и сознания! — что это за феномен с точки зрения православной этики? Подобные вопросы мы стараемся рассматривать именно в ракурсе нашей системы ценностей, и это, пожалуй, одна из самых важных особенностей, которыми отличается преподавание в Российском православном университете.

ИНФОРМАЦИЯ

ФАКУЛЬТЕТЫ

ЦЕНТРЫ

АКТУАЛЬНО