Новая немецкая медицина. Советы от немецкая медицина. Клиника немецкой семейной медицины. Почему в израиле хорошая медицина. Главные новости медицины израиля. Медицина в израиле отзывы. Аденома простаты лечение. Быстрое народное лечение аденомы простаты. Аденома простаты и простатит. Легкий способ перестать курить. Как перестать курить уже сегодня. Как перестать хотеть курить. Уход за кожей лица. Качественный уход за кожей летом. Домашний уход за кожей. Боли на ранних сроках беременности. Быстрое лечение на ранних сроках беременности. Ощущения на ранних сроках беременности. Воспаленные гланды лечение. Чем лечить воспаленные гланды дома. Воспаленные гланды симптомы. Прыщи на лице как избавиться. Как навсегда избавиться от прыщей с лица. Прыщи на подбородке как избавиться.
+7 (495) 1512285
109012, г. Москва, Новая Площадь, 12

Ю.П. Вяземский о писательстве и счастье или «Может ли Бог быть твоим другом?»

27 марта 2019 года в Российском православном университете святого Иоанна Богослова прошла встреча с Юрием Павловичем Вяземским – известным телеведущим шоу «Умницы и умники», писателем, философом, заведующим кафедрой мировой литературы и культуры факультета международной журналистики МГИМО.

Это была не стандартная лекция, а больше дружеско-наставническая беседа Юрия Павловича со студентами и гостями Великопостных встреч – проекта кафедры филологии и журналистики РПУ. Юрий Павлович умело разогнал вечернюю сонную атмосферу:

«Моя любимая жена Татьяна говорит, что «10 минут тебя некоторые могут слушать, а через 15 минут люди уже начинают скучать…». Поэтому, мне кажется, что самый хороший вариант – это чтобы вы задавали свои вопросы, а я бы на них попытался ответить. Так будет интереснее для всех».

Сесть Вяземский отказался, сославшись на историю о своей бабушке, которая могла уснуть на самом интересном месте своего рассказа: «Знаете, я очень люблю стоять. А вот сидеть… Еще и в таком кресле! Да и после ваших пирожных...». И спешно добавил: «Я строго слежу, чтобы моя лекция не перетекала границу 15 минут, когда вы все уже начнете засыпать».

Юрий Павлович, и правда, четко следил за реакциями своих слушателей. Посреди монолога вдруг неожиданно сказал: «По-моему, уже хватит болтать, Палыч (это я к себе обращаюсь, у нас такое бывает)». И попросил задавать вопросы.
Интересно отметить, что Вяземский причисляет себя, в первую очередь, к писателям: «У меня три профессии: писатель, преподаватель, телеведущий. Но основной я считаю писательскую профессию <…> Потому что я больше всего в ней живу».

При этом, Юрий Павлович считает, что читателей у него мало (но с этим он уже свыкся), зато особенно гордится своим главным читателем – Эдуардом Николаевичем Успенским, который при жизни дважды перечитывал роман «Детство Понтия Пилата. Трудный вторник». На вопрос Вяземского: «Эдуард Николаевич, зачем же Вы дважды читали?» Успенский ответил: «Знаете, у меня возникло ощущение, что Вы там жили». – «Когда я услышал от него такой комплимент, я понял, что других читателей мне особо и не нужно».

На вопрос от слушателя зачем Вяземский писал роман «Юность Понтия Пилата», который сам Юрий Павлович не порекомендовал читать, автор ответил: «Стреляли... Значит, вдруг в какой-то момент откуда-то оттуда, – посмотрел наверх. – Или оттуда, Господи, прости, – посмотрел вниз. – Когда я выбирал писательский путь, мне казалось, что писатель в отличии от артиста сам себе принадлежит, он – царь и Бог. Он пишет всё, что хочет. Полная ерунда, дорогие друзья! Это кажется, что пишешь всё, что хочешь. На самом деле, Иоанн Богослов не даст соврать, ему диктовали, а он передавал Прохору. А тот писал». «Ну, не знаю я! Я не знаю, я не з’дешний! – воскликнул Вяземский с акцентом. – Это шутливый ответ, но на самом деле он ближе всего к истине. Главное, что он очень короткий». 

Рассказывая о своей третьей профессии – телеведущего, Юрий Павлович поделился историей создания передачи «Умницы и умники», ведущим которой он остается на протяжении 27 лет. А при первой встрече с Патриархом Кириллом, Предстоятель ему сказал: «Я часто смотрю Вашу программу». Улыбнулся и добавил: «Потому что после Вас я». – «А там (на «Первом канале» - прим. Ред.) действительно, после «Умниц и умников» идет программа «Слова Пастыря»», – пояснил Вяземский.

Говорили о многом: большинство участников встречи задавали вопросы на философские и духовные темы. Например, «Что для Вас смысл жизни?», «Что для Вас счастье?», «Когда Вы встретились с Богом?» Вяземский все больше и больше удивлялся новым вопросам, его лицо «переливалось» всем спектром эмоций – от изумления до смятения. Но при этом, он всегда искусно и искренне отвечал.

«На меня произвело впечатление то, как Юрий Павлович менялся, когда говорил о своих воспоминаниях. Он оживлялся, и с него спадала некоторая артистичность. Не наигранность, а именно артистичность. Он был честным, и в эти моменты он был наиболее простым. Но меня огорчило, что Юрий Павлович сказал, что назвать Бога своим другом – неверно. Что это – гордость? К сожалению, я не успел ему возразить, потому что, если Он (Иисус Христос) за тебя умер, тогда кто Он, если не лучший друг?» – прокомментировал студент 1 курса факультета психологии РПУ Василий Рамайя.

Действительно, именно этот вопрос вызвал большую дискуссию среди слушателей. Нашлись те, кто прямо возражали Вяземскому. Юрий Павлович сказал следующее: «Одно дело провозглашенная вера, другое – внутренняя. Главное, что, если не Бог внутри тебя? Меня немного смущает, когда на телеканале «Спас» начинают разговоры: «Как Вы встретились с Богом? Как Вы ощущаете присутствие Бога?». Откуда у вас такая гордыня, что Вы уверены, что Он с вами?»

Некоторые слушатели возмутились: «Но Бог всегда за нас и с нами!». На что Вяземский парировал: «Дай Бог, «кто верует, тепло ему на свете». – «Но это как аксиома!» – «В вере аксиомы очень опасны. А вдруг это не Бог, а кто-то другой? А? Просто понимаете, есть некоторая опасность, которая американцев уже давно погубила. «The God be my friend!», что в переводе означает: «Бог, будь моим другом», т.е. это Бог, с Которым по воскресеньям можно сходить в церковь, можно пригласить его к себе на вечеринку и т.д.» Главное, по мнению Юрия Павловича, все-таки держать дистанцию. «Помнить, что ты грешник и что величайшее счастье для тебя, если ты в какой-то короткий момент будешь с Богом. Такая позиция безопаснее», – отметил он. 

На вопрос: «Что для Вас смысл жизни?» Юрий Павлович уточнил: «Вы не совсем философу задаете вопрос. Понимаете, тут на сцену вышел художник. А для художника – как только он нашел смысл жизни, так сразу все становится неинтересным. Я сразу вспоминаю одного своего коллегу, он целую ночь не спал – сочинял стихи. Утром мы встретились в Доме творчества, он говорит: «Юра, всё! Я написал гениальное совершенно стихотворение про любовь. Всё – тему закрыл!» Вот как-то мне не хотелось бы закрывать тему «Смысла жизни»».

Вяземский с удовольствием рассказывал о своих близких: «Я родился в семье удивительного ученого, академика Павла Васильевича Симонова, который был ученым до мозга костей <…> Папа у меня говорил: «Юрка, я ученый, мне твой Боженька не нужен. Но однажды мы с ним летели в самолете. Самолет начал падать, падал семь секунд, но нам показалось, что это целая вечность. У папочки в этот момент губы двигались. Самолет падать перестал, и все сразу оживились. От радости открылись все бутылки, которые ехали на конференцию, и были выпиты. Я говорю: «Папочка, а что там с губами-то было?» Он отвечает: «А я молился, Юрка». – «А как же ты молился, когда молитв не знаешь? – «Так зачем мне? Я просто просил: «Сделай так, чтобы… Я-то все-таки пожил, а сын-то совсем не жил. Сделай, чтобы хотя бы он жив остался». – «Папочка, а к кому ты обращался-то, дорогой ты мой, атеист ты мой?» – «Ой, Юрка, ты знаешь, у меня как-то сразу всё составилось: я молился: «Святая Ядвига и вы, индейские боги!»

Я сразу понял, откуда появилась святая Ядвига, потому что мой отец был на ¼ поляк. А вот с индейскими богами не понимал, пока не вспомнил, что однажды он был в Америке. Там произошла история почти «Юнона и Авось» («Я тебя никогда не увижу, я тебя никогда не забуду!») – какое-то романтическое путешествие в индейскую резервацию. Какой-то мотель, и там стояли статуи-изваяния индейских богов! И вот, в критический момент, потому что самолет падал, «удар» был сильный, у этого атеиста дверь этой девятой комнаты (опираясь на теорию своего отца, Юрий Павлович представляет человека девятигранным существом: человек состоит из девяти базовых потребностей, что можно представить в виде девятиэтажного дома. На каждом этаже находится три комнаты. Нижний этаж – экономический. Второй этаж – политический. Третий этаж – условно говоря, научное познание, художественное познание (искусство) и религиозное познание), которую он запер, вернее говорил, что ее нет вообще, от «удара» дверь распахнулась и там возникла святая Ядвига и индейские боги. Потому что очень хотелось, чтобы «ну хотя бы сын не погиб». С тех пор я убедился, что атеистов среди людей нет», – заключил писатель.

Из ярких моментов жизни, связанных с приходом к вере, Юрий Павлович выделил следующий: «Была очень холодная зима, такая снежная, удивительно красивая. И вот самую младшую внучку бабы Веры посадили на саночки и повезли в Псково-Печерский монастырь. Постучались ворота. Открыл привратник, увидел это маленькое существо, которое закутанное сидело на саночках, и говорит: «Ой, Настенька, деточка, дорогая! Как ты живешь?». – Та чего там пролепетала. – «Прочти, Настенька, молитву!». И вот Настенька начинает: «Богородица, Дева, Радуйся…» Понимаете, я смотрю на эту зимнюю, совершенно лунную удивительную красоту, на монастырь, слышу этот детский голосок и у меня возникает мысль, что Бог есть. А если Его нет, то меня-то точно нет. Что меня и не нужно, если Его нет!»

Очень много Юрий Павлович рассказывал о своей жене и о любви к ней. На вопрос от слушателя: «Что для Вас счастье?» Ответил: «В последнее время для меня самое большое счастье было, тогда, когда я понял, что моя жена сама может дойти до туалета. С больничной койки. Не я ее провожаю, а она сама дошла!»

На вопрос о том, что вдохновляет, подумав, ответил: «Вдохновение для меня – когда я чувствую, что мне диктуют. У меня есть много икон, но моя самая любимая икона – святой Татьяны, видимо, потому, что мою жену зовут Татьяна. Я, когда начинаю работать, и, особенно, когда мне становится трудно, к ней подхожу и говорю: «Помоги, ну, сложный момент». Как правило помогает. Но иногда не помогает, я не обижаюсь. Вот это вдохновение творческое. Но есть же еще вдохновение к жизни. В жизни, наверное, для меня вдохновение – жена Татьяна».

«Я заметил, что беседа постепенно становилась теплее!» – поделился своим впечатлением студент 2 курса факультета психологии РПУ Сергей Аксенов. – «А самым важным моментом, который отпечатался в моей памяти, стала фраза Юрия Павловича о том, что родители – это основа». И правда, на вопрос от одной из слушательниц о том, кто повлиял на формирование личности, Вяземский ответил: «Как-то банально звучит, но это моя бабушка Зоя Дмитриевна Вяземская, которая долгое время меня воспитывала вместо мамы (потому что мама жила с папой в Москве, а я жил в городе Ленинграде; у мамы даже где-то записано, что я очень люблю бабулю, потому что она меня родила). Я чрезвычайно многим обязан моему дедушке, потому что я этого человека видел всегда исключительно работающим – Сергей Михайлович Вяземский, историк Петербурга/Ленинграда, пережил блокаду. Я чрезвычайно многим обязан моей маме и моему папе. Самое основное, что есть в нашей жизни – это наши родители».

Вопросов было больше, чем времени. «Звонок, Юрий Павлович», – предупредил ректор университета игумен Петр (Еремеев). – «Дело в том, что мы уже исчерпали время, отведенное для этого разговора». И отец Петр сердечно поблагодарил Юрия Павловича Вяземского за интересную для всех беседу.

 

Анна Дегтерева,

студентка 3 курса направления Журналистика

ИНФОРМАЦИЯ

ФАКУЛЬТЕТЫ

ЦЕНТРЫ

АКТУАЛЬНО