Облицовка потолка панелями. Качественная облицовка потолка. Облицовка потолка гипсокартоном. Натяжные потолки цены. Лучшие натяжные потолки фото и цены. Натяжные потолки цена за метр. Автономное отопление квартиры. Быстрая установка автономного отопления. Автономное отопление цена. Как сделать мотоблок своими руками. Качественный ремонт мотоблоков своими руками. Мотоблок своими руками фото. Нанесение декоративной штукатурки короед. Как наносить короед декоративная штукатурка. Декоративная штукатурка своими руками короед. Укладка паркета цена. Быстрая укладка паркета своими руками. Укладка паркета на стяжку. Кровать своими руками чертежи. Сделать шкаф кровать своими руками. Деревянная кровать своими руками. Опалубка для монолитного перекрытия. Качественная опалубка для монолитного строительства. Купить опалубку для монолитного строительства.
+7 (495) 1512285
109012, г. Москва, Новая Площадь, 12

Сербская святыня на московской земле

Православие.ру

Антон Леонтьев

Храм Петра и Павла у Яузских ворот никогда не закрывался.

В тихом Петропавловском переулке сохранялись традиции московского патриархального благочестия, сюда передавали святыни закрытых и поруганных церквей, безместное духовенство находило себе приют в этих стенах и получало посильную помощь от прихожан.

В наши дни эта церковь стала подворьем Сербской Православной Церкви, являясь символом духовного единения сербского и русского народов.

О том, какую миссию в Москве выполняет Сербское представительство сегодня, в канун праздника святителя Саввы порталу Православие.ру рассказал настоятель храма, представитель Сербской Православной Церкви при Патриархе Московском, профессор Российского православного университета епископ Моравичский Антоний (Пантелич).

- При каких обстоятельствах было открыто сербское подворье в Москве?

- До революции Сербское подворье в Москве играло значительную роль в развитии отношений между двумя Церквями и двумя странами. Открытое в 1874 году, оно просуществовало до 1918-го.

Затем, еще в 1948 году, Патриарх Алексий I и Патриарх Сербский Гавриил (Дожич) договорились об открытии подворья, однако этому помешал разрыв отношений СССР с Югославией: югославским гражданам было запрещено находиться в СССР, а советским гражданам – в Югославии. Открытие подворья пришлось отложить.

В 1999 году представители наших Патриархий наконец подписали соглашение об открытии подворья. Передача нам храма Петра и Павла за Яузскими воротами состоялась в 2002 году, во время визита в Москву Святейшего Патриарха Павла.

В это время я был профессором богословского факультета в Сараевском университете. Нужно было закончить учебный год, но я выкраивал время и приезжал сюда на Страстную Седмицу и на праздник Пасхи, а также на праздник Петра и Павла. Конечно, тогда мы застали храм в очень тяжелом состоянии: хотя он никогда не закрывался, но несколько лет не имел настоятеля.

- Как известно, храм не был разграблен и сохранил свое убранство. Также сюда были принесены несколько икон из разрушенных окрестных храмов. Какое попечение вам приходилось нести об этом наследии?

- Конечно, нам в наследство досталось большое духовное богатство. Это старинное намоленное место, известное всей православной Москве еще с XVII века.

Но когда храм отдали нам, здание было очень запущенным, пришлось начинать срочный ремонт. А то поначалу, когда по улице шел трамвай, в старых железных рамах стекла дребезжали так, что прихожане во время службы пугались. На полу лежала дешевая сантехническая плитка разных видов и цветов, а на солее – 6-7 слоев прогнившего насквозь линолеума, из-за которого в храме пахло старьем, все трубы текли. Все, вплоть до икон и облачений требовало реставрации. Облачения, кстати, были всего двух цветов, они были пошиты, видимо, еще в советское время. У меня была фелонь с заплаткой.

При этом на любые работы надо было получать разрешения: ведь здание храма – это памятник архитектуры. Надо было зарегистрировать проект, пройти бюрократические препятствия, стучать во все двери. В общем, было трудно решить, с чего начинать восстанавливать храм…

Но уже в 20-х числах января Святейший Патриарх Павел отслужил здесь первую после периода запустения Литургию.

- Сербы, приезжающие на работу в Москву, трудятся преимущественно в строительном бизнесе. Могли ли они помочь как-то своему храму?

- Когда я сюда приехал, земляки отремонтировали мне две комнаты, чтобы я мог где-то жить.

Несмотря на то, что это памятник архитектуры, государство на ремонтные работы денег не выделило. Все делалось за счет частных пожертвований. В течение этих девяти лет, что я здесь нахожусь, в ремонт и реставрационные работы было вложено около 3,5 миллионов евро. На эти деньги было восстановлено храмовое убранство, дом причта и другие здания.

У нас никогда не было какого-то постоянного крупного спонсора – помогали нам всем миром, кто-то приносил 10 или 100 евро, а кто-то – 5000. И так за восемь прошедших лет удалось почти все привести в порядок: вывезти с территории огромные горы мусора, заменить все окна, двери, полы – да всего не перечислить.

Потихоньку богослужебная жизнь в храме стала налаживаться. Мы закупили облачения, заказали утварь, начали реставрацию фресок, заменили двери, вымостили небольшую площадку около храма плиткой, – все это за счет благотворителей: либо сербов, либо русских.

Реставрация продолжается до сих пор. Каждый год возникает необходимость в каких-то работах. То надо подновить фасад, то заменить кирпичи в кладке, то сделать еще что-нибудь. Пришлось заменить около 150 квадратных метров кирпичной кладки. Дело в том, что северная сторона храма находится в сырости и кирпич там просто гниет. Одно время мы боялись, что храм вообще может рухнуть, – на стенах образовались трещины. Чтобы все это укрепить, потребовалось вытащить старый кирпич и уложить новый, сухой. Много сил отняла реставрация колокольни, покраска фасадов, переделка ризницы.

Отреставрировали 45 древних икон. Также мы приобретали новые образа и заказывали их иконописцам. Так, например, в Оптиной Пустыни нам написали образ Симеона Мироточивого. Расписали притвор храма, где все фрески были уничтожены, сюжетами из сербской церковной истории.

Мне помогали московские художники. Потихоньку у храма стали появляться и свои святыни. Однажды на свои именины прихожанка по имени Елена принесла нам икону Святой Елены Сербской. Также была написана икона святого Саввы Сербского, появилась частичка мощей князя Лазаря, а около трех лет назад, – мощевик с частицей святых мощей Николая Сербского.

Я лично принимал участие в украшении икон филигранью и драгоценными камнями. Знакомые батюшки из Троице-Сергиевой Лавры подарили частицу мощей Святителя Николая Мирликийского. В храме хранится и множество других реликвий.

- Какая община сложилась в храме за эти годы?

- К нам приходят не только сербы. Сербов даже, я могу сказать, меньшинство: ведь они приезжают в Москву на время, пожить, поработать – и не факт, что каждое воскресенье рано утром они все отправятся в храм. Хотя, конечно, все сербы, приезжающие в Москву, попадают к нам, ведь для них Подворье – одно из самых главных мест в российской столице.

Поэтому основа нашей общины – это те самые «верные» московские бабушки. Конечно, поначалу от них мне приходилось слышать всякое: например, удивлялись, как мы посмели заменить «намоленую» пластмассовую плитку на полу или «почему такой красивый храм отдали иностранцам». Но потом, когда достаточно мрачный внутри, заваленный хламом храм привели в порядок, вроде неудовольствия ни у кого не было – все удивились, какой он, оказывается, может быть просторный и светлый.

Мы организовали новый хор и воскресную школу для русских и сербских детей. Хор исполняет сербские песнопения – и старинные, и современные. Недавно мы даже выпустили диск. Раньше, до кризиса, когда дела у строительного бизнеса шли лучше, у нас училось много сербских детей. Когда я приехал сюда, сербская диаспора насчитывала не менее 40000 человек. Сейчас их гораздо меньше.

Теперь многие сербские семьи уехали на родину, у нас всего несколько учеников изучают Закон Божий на сербском языке и историю Сербии.

На нашем сайте можно заниматься в Воскресной школе дистанционно, on line: в классах установлены камеры, и занятия в школе с этого года транслируются по сети. С помощью камер можно посмотреть и трансляцию богослужения в храме.

Литургию я совершаю на церковнославянском языке, и она проходит так же, как и во всех других московских храмах. Но таинства, которые я совершаю над сербами, такие как Крещение или Венчание, я совершаю на их родном и понятном для них сербском. Литургии на сербском не бывает никогда. Сербы неплохо понимают церковнославянский язык, и я не стал нарушать богослужебных традиций, ведь на Литургию приходит много русских людей.

Кроме того у нас действует паломническая служба «Путь веры», которая отправляет богомольцев по всему миру, в том числе и в Сербию, Черногорию, Боснию и Герцеговину.

- Какой вам показалась церковная жизнь в Москве по сравнению с Сербией?

- Я жил в России достаточно долго, но непостоянно. Когда я закончил Московскую Духовную Академию, то вернулся на родину.

Не скажу, что в России церковная жизнь сильно отличается от церковной жизни в Сербии. Количество народа, которое приходит к нам в храм на службы, достаточно большое. Но надо понимать, что это из-за того, что в Москве в принципе не так много храмов, а количество населения – огромно.

Впрочем, если брать процентное соотношение людей, которые посещают храм, то тогда можно говорить, что в Сербии люди более религиозные. В Москве живет около 15 миллионов человек, из них практикующих христиан всего несколько процентов. Тогда как у себя на родине я привык, что церковной жизнью живут не менее 30 процентов населения городов.

В России люди стали приходить в храм после перестройки, вследствие тех кризисных моментов, которые они переживали из-за распада страны, обнищания и прочих вещей. В основном это пожилые люди, пенсионеры, или школьники и молодые. Людей среднего, активного возраста, не много.

- В чем главная миссия сербского подворья в Москве сегодня?

- С одной стороны я здесь действительно для того, чтобы окормлять сербов, но с другой должен представлять интересы Сербской Церкви при Московской патриархии. Я отвечаю за все аспекты межцерковных отношений, в том числе связь и корреспонденцию. Мы принимаем участие в подготовке всех встреч между нашими иерархами. Кроме того, любой желающий узнать про Сербскую Церковь может обратиться к нам.

Подворье является культурным и духовным центром для нашей диаспоры. Здесь у нас, например, проходят такие традиционные сербские обряды, как Крестная Слава, которых нет в практике Русской церкви. В дни памяти сербских святых у нас совершаются особые службы.

Кроме того, с некоторых пор сербы отмечают здесь свои национальные праздники – в том числе у нас проводятся и пасхальные приемы.

Получается и так, что к нам в храм приходят послы всех шести государств бывшей СФРЮ. Это очень ценно для развития взаимоотношений между нашими странами.

Я сейчас преподаю в Российском Православном Университете на богословском факультете, заведую кафедрой литургики. Когда есть время, я с удовольствием рассказываю студентам про сербские богослужебные традиции.

На подворье у нас бывают выставки, – например, рассказывающие о тяжелом положении сербов в Косово. Мы издаем книги и материалы для туристов о нашей стране. Также у нас выходят книги сербских авторов на русском языке. В основном это труды наших известных современных богословов: приснопамятного Патриарха Павла, святителя Николая (Велимировича), преподобного Иустина (Поповича), архимандрита Фаддея (Штрабуловича) и других. У нас в храме представлено очень большое количество книг на сербском языке: есть и молитвословы, и Новый Завет, и Библия для детей, сербские церковные календари.

- Теперь, когда основной объем работ по реставрации храма окончен, есть ли у вас новые замыслы?

- На территории храма мы поставили беседку и соорудили источник – там мы проводим освящение воды на праздник Крещения. Теперь мы работаем над мозаиками – образы Спаса Нерукотворного и Казанской Божией Матери разместятся в специальных нишах у входа в храм.

Есть также проект достроить построить небольшую часовню и посвятить ее святому Савве Сербскому. Там можно было бы совершать таинство крещения и другие требы, чтобы «разгрузить» главное здание храма, которое, как и все старинные церкви, небольшое.

ИНФОРМАЦИЯ

ФАКУЛЬТЕТЫ

ЦЕНТРЫ

АКТУАЛЬНО